Лёгкость бытия Собой

Листок из Шри Ланки

Океана достаточно, чтобы было хорошо.

Океан


(Послушайте, пожалуйста, голоса китов. Они тут есть, у берегов Шри Ланки).

Представьте, берег моря. Да, океана. (противоречивое сочетание: океан же он – безбрежный…). Волны иногда как в большой центрифуге, он стирает сам себя. Волны выше вас. Он дышит, живет с своем волнующем ритме. Он всегда фоном, заглушая дорогу с другой стороны дома. Вы выходите утром, и — океан. А вечером закат всех цветов, размеров и форм. Вы смотрите туда, где иногда корабли на горизонте. Линия. И за ней только волны, волны. И так до самой Антарктиды. Ничего, кроме океана.

Дорога

Мы залетели на Шри Ланку за индийской визой и вот живем здесь второй месяц. Все было просто. Мы стояли в аэропорту в Сингапуре. Через несколько часов окажемся в Шри Ланке. Мы ничего не знали о ней, кроме того, что там чай и сёрфинг. Если ничего не случится, то мы поедем в столицу Коломбо, остановимся в каком-то гесте, сдадим доки и будем ждать индийскую визу. На крайний случай в блокноте выписаны пара-тройка мест, рекомендованых друзьями как «хорошо», и никакого представления.

Тогда я прошу, чтобы нам встретился кто-то, с кем бы нам захотелось поехать, кто задаст направление. Через 10 минут мы уже разговариваем с русскими, которые туда же. Среди них есть Олег, инструкор по сёрфингу, он летит из Бали.
— Я в Мириссу.
— Мы с тобой.
Он потом сказал, недели через 2, когда улетал отсюда, что ему понравилось наша лёгкость.
А нам понравилось слово Мирисса.

Так мы оказались ночью в Мириссе. Таксист привез нас к гестхаусу «Sunbeam Coral Villa». Мне понравились его стеклянные двери и слово вайфай маркером на доске.И вот мы здесь уже больше месяца. Только что пошел дождь. Он еще шумнее, чем океан.

Проще не бывает. Меньше парюсь. Я готовлюсь к чему-то, но все происходит лучше, чем я могу подготовиться. Просто дело в том, что я люблю иногда готовиться, сёрфить по интернету, и еще больше люблю, как все потом само случается.

Сёрфинг

Кстати, про сёрфинг. Вова встал на доску. Вова, который снобически полагал, что скользить по волне удел не каждого, в основном, как он выражается, «телесно ориентированных низкочакровых людей». А нам, «высоковибрационным», только бы о духовном лясы точить. И вот однажды они с Майтрейей героями возвращаются: один встал на волну, второй тусил на берегу сам по себе. Сам — в смысле без родителей, привелекая к себе внимание заигрывающих с ним отдыхающих.

Открытием оказалось то, что это невероятно захватывающе, интуитивно, нисколько не надоедает. Ловить волну можно бесконечно.
Встал он исключительно наблюдая за окружающими, совершенно не зная, как это делается. Просто смотрел за другими и ловил волну на скорости.

Уже через 3 дня неумелых и восторженных кувырканий в лексиконе появляются слова «правая-левая волна» (собственно волна, которая позволяет скользить вдоль, вправо или влево), «лайн-ап» (крайняя от берега линия, откуда начинаются волны, как правило, там тусят уже умелые сёрферы), «восьмерочка-десяточка» (размер доски в футах)…

Надобность в инструкторах, как ему показалось, преувеличена. Любой, кто уже стоит на доске, может научить того, кто начинает, куда грести, как ставить руки и вставать на доску. Все остальное исключительно опыт. Потом уже, когда стоишь на волне и хочется водной акробатики, инструктор раскроет секреты. А пока — практика и удовольствие.

Инструктор может дать дельный совет по поводу размера и вида доски. Потому что, если человек берет не соответствующую ему, можно неделю пробулькаться, но так не не встать.

Вова встал сам и увлек еще тех, кто был на Шри Ланке не раз, но так и не собрался посёрфить. Старых-новых друзей. Он спонтанно подталкивает к тому, чтобы поэкспериментировать с чем-то новым, получить новый навык. ( Инкарнационный крест у него — напряжения,с 48-ми воротами глубины, несущие в себе интуитивное понимание логики шаблонов и поворений. В отклике он проживает это вполне, повторяясь и постепенно совершенствуясь).

А потом вечером только и разговоров: «да этот фин меня подрезал, я только встал», «чтобы повернуть вправо или влево сначала нужно намерение повернуть вправо или влево», «и мы сидим на досках, а волны такие, что думаем, сейчас уже грести к берегу или еще подождем»…

А через несколько дней, после того как ты хватал любую волну, приходит понимание: не надо хвататься за все, идущее на тебя. Нужно ждать свою. Её можно прождать и полдня.

Почти каждый вечер у нашего дома случались кофейные посиделки с тонгатали. Тонгатали это такое дерево, которое растет в Малайзии. Его опилки дают горький тонизирующий привкус. Случаются разговоры про хьюман дизайн, иногда целые вечеринки вокруг этого. А на следующий день ни слова, и интересно что-то другое. Я упиваюсь этими волнами, шумом океана вокруг, голосами новых друзей, тишиной во сне. Живые разговоры в присутствии другого, ощущение дизайна собеседника — это подарок. Я же зачастую в он-лайне и в записи.

Одни прилетают, другие — только сблизишься с вами – улетают. Мы, как волны, движемся под действием какой-то силы, думая, что мы можем эту силу приручить.

Я чувствую себя как в пионерском лагере на всё лето: смены меняются, а я остаюсь. У нас уже тут сменилось несколько поколений друзей. С кем-то остаются контакты и полное ощущение родства. Такое безусловное, что об этом даже не говорим. Вот так не думая оказываешься зачем-то на краю света, а потом говоришь спасибо себе, что не думал, лететь или нет.

Шри Ланка

Шриланкийцы

Немного о шриланкийцах.

Они буддисты. Их трудно понять. Они похожи как будто на индусов, но нифига нет, они совсем другие! Например, с ними не нужно торговаться так, как в Индии, сингальцы (жители Шри Ланки) этого не любят. У них завышенные цены и они этим горды. Это островитяне, они другие. Островитяне, которые, чуть что не то, выскажут тебе все про то, что это их остров, ты тут турист, и так далее. Мне так не говорили, но кому-то случалось попасть. И это именно на почве товар-деньги.

Я как-то это почувствовала и разговор про деньги начинала с другого бока. Во-первых, я его не начинала. Его начинали они. А я только рассказывала, как мне здесь хорошо, все нравится, я счастлива, и хочу остаться здесь подольше, и располагаю вот таким бюджетом. И могут ли они быть столь любезны, чтобы пойти навстречу и предоставить такую возможность. И всё. Они исчезали на несколько дней. Ходили хмурые, что-то решали. А потом говорили: «Да! Можешь заплатить прямо сейчас?» С сингальцами нужно уважительно и внимательно. Как и со всеми другими людьми.

У них, находившихся под властью британцев и индусов, генетическая, на несколько поколений подсознательная неприязнь к проявлению власти от пришельца. Пришел – плати. Понравился – живи.

Тут дороже, чем, например, в Индии. Но я этого не замечаю. Есть деньги. Есть океан. И еще я поняла, как формируются неправильные вещи. Видимо, месяц у океана продувает мозги и надышивает силой. Выдувает беспокойства и страхи. Вот нравится тебе человек, а у него дороже. А  там не нравится, но дешевле. Один быстрый контакт и экономия. Или долгая приятная встреча и хорошим послевкусием. Жизнь такая сплетенная, что иногда кажется запутанной. Я проплываю мимо того, что мне не нравится, втекая туда, где… Я не знаю, почему я там оказываюсь.

Надоело высчитывать. Люблю еще, когда ничего не происходит. Это такой кайф.

Сейчас читаю «Невыносимую лёгкость бытия» Милана Кундеры, подаренную друзьями. Вот он говорит о том, как составляются человеческие жизни:

«Они скомпонованы так же, как музыкальное сочинение. Человек, ведомый чувством красоты, превращает случайное событие в мотив, который навсегда останется в композиции его жизни. Сам того не ведая, человек творит свою жизнь по законам красоты даже в пору самой глубокой безысходности. Нельзя упрекать роман, что он заворожен тайными встречами случайностей, но можно справедливо упрекать человека, что в своей повседневной жизни он слеп к таким случайностям. Его жизнь тем самым утрачивает свое измерение красоты».

Быть собой – это красиво.

Мы все проживаем свой опыт чего-то или ничего. Свой. Когда до меня это дошло, меня отпустило. Отпустили ожидания. И случилось неожиданное. Мне стало интересно то, что есть. Я стала внимательнее.

Про Ложное Я и Истинное своими словами.

Есть я. И есть проекция того, кем я себя хотела бы видеть, сравнивая себя с другими. Это то, что можно назвать не настоящей мной, обманной. И это сильная проекция, сложная, хотя и не реальная. Но большую часть жизни я стремилась именно к ней. И вот я узнаю, что я могу быть собой. Это так просто, что хочется попробовать. Но вокруг так много информации, что можно быстро переключиться на что-то еще, более захватывающее, чем просто быть собой.

Есть ты и есть твоя проекция. Ты и я, мы получаем опыт. И кому-то интереснее получить опыт жизни проекции. А что, это тоже  интересно, вдруг можно стать богатым, известным, можно попробовать побыть кем-то другим… Просто опыт.

И мне интересны разные люди в этом отношении, в первую очередь талантливые, живые, как они получают опыт. Как им живется, создается. Но вот заметила, что ближе общаться мне нужно и у меня получается с теми, кто в теме. Теме себя самого.

Остров.

Мы на берегу. Берега это естественное окружение моего сына. Переходное. У него айпад, ему на днях 4. Он сосредоточенно проходит уровни, открывает новые игры и жизнь. Резвится в волнах, как щенок, собирая местных зрителей.

Мое окружение кухни. Это мутационное окружение. Все посиделки вокруг нашей импровизированной кофейни, кастрюли с кофе. Друзья разлетелись, и кофе закончился. Привычка и ритм сменились. Сейчас кофе не пьем.

Со своей кухни, которой как таковой нет, но есть ее ощущение, в комнате под вентилятором, я смотрю в океан. Как будто бы он приносит эти встречи.

Люди кухонь всегда хотят двинуть в берегам, жить на берегу, на море. Так срабатывает цветовой переход. Он переменчив, как краски заката каждую минуту. И я у океана, в своей мутационной среде.

Как оказаться на Шри Ланке.

На Шри Ланке оказаться просто, дешевле всего airarabia.com, из Москвы, Киева или других городов. Виза получается на месте. Вдруг кто-то ищет отклика, сёрфя по интернету и вышел на меня, и вот я говорю тут: приезжайте.
— Почему ты такая белая? Не загораешь?
Неа. Иначе я бы уже сгорела за всё это время. Мне нравится цвет моей кожи. Загореть могу только случайно, в пути.

Кто-то же должен проживать себя.
Так пусть это буду я.

ipad foto 3231

Предназначение.

Есть это волшебное чарующее понятие «инкарнационный крест». Что-то, что может прояснить нам смысл нашего воплощения на Земле. Зачем я живу, куда я иду.

Мне это было очень любопытно, более чем. Узнать об этом казалось все равно, что просветлеть. Кажется, что после этого жизнь будет уже не та. Так ли это? Да.

Только я узнала об этом после того, как продралась через джунгли страхов, беспокойств и нервов к дорожке, которая вела от города куда-то пролеском. Через берег Индийского океана в Гималаи, по деревням Таиланда и Египта, через Непал, Лаос, Камбоджу, снова выводила в «вавилон» Малайзии и Сингапура. Были места, где хотелось жить навсегда, были, куда хотелось вернуться, и все куда-то тянуло дальше. ТянулО.

Мой инкарнационный крест Четырех Путей, и я в пути. Никакая «расшифровка» моего предназначения не была бóльшим откровением, чем мои путешествия по отклику.

Это жизнь. Ну вот мы теряли паспорта, деньги и карточки в Непале, были обворованы в Тае — это то, казалось мне таким страшным. Как говорится, на «чужой» земле… Когда страх выживания очевиден. Это неприятно, но не более того. Через какое-то время это становится байкой о том, как что-то привело к чему-то. Деньги не настолько связаны с жизнью, чтобы так бояться. На место одних бумажек приходят другие. В новых паспрортах больше чистых страниц.

Были поворотные точки, когда сердце подходило к горлу: «надо вернуться». Но что дальше? И это было сильнее страха. Потому что куда-то вело. Не назад, а — дальше, «назад» всегда успею. Вот как идти не из страха и не от головы, а по своему внутреннему компасу, по своим ярким звездам — это и есть предназначение.

Сейчас я не боюсь вернуться. У нас получается.

Я там, где мне лучше всего. И этот момент самый лучший из всех, которые я могу вспомнить. Этот момент, когда я пишу вот это слово.

Сегодня день рождения моего сына, 23 февраля. 4 года. Его возраст напоминает мне, сколько мы находимся в нашем самом настоящем путешествии + еще 3 месяца до этого. Он играется с айпадом, носится по берегу, катается на велике, любит целовать девушек и под настроение слушать сказку про Муми Тролля, которую я сама в первый раз читаю с ним. Отличный парень. Еще он изображает Милана Кундеру, очень ржачно, я засниму как-нибудь и покажу видео.

Вова попросил его продолжать быть нам примером себя самого. Он сказал: угу, — и уснул.

Он правда пришел и принес с собой всё, что ему нужно. И что нужно было мне. С ним пришло изобилие. А я боялась, что чего-то может не хватить. Всего предостаточно.

Его предназначение — Дух. Вовино — Напряжение. Моё — 4 пути.

Напряжение Духа: какой из Путей?

— Свой.

Шри Ланка1

Ближайшие пути:

  • Весной и летом можно присоединиться к нам в мототуре по самым высоким точкам планеты, которые находятся на севере Индии, в Ладакхе. Сейчас это наше самое любимое место. Информация с контактами здесь. Или напишите мне, разберемся.
  • Летом — предположительно в августе — я проведу живой курс Проживая Свой Дизайн, под Ярославлем. На берегу Волги. И может еще в других городах. Буду знать точнее — расскажу. Вдруг кто-то захочет встретиться с нами в путешествии, провести время и поучиться.

3 года не были на родине. Пора обновить паспорта.

Будем встречаться.

© Маша Водолазская, HumanDesign.Su. В ладах с собой.

Об авторе

Маша Водолазская. Генератор потока. Аналитик, оживитель и передатчик HD. Приключенческий путешественник.

Комментарии



Оставить комментарий